«Время собирать цветы». Франция

По объективным причинам кладбище русских солдат в Мурмелоне мы снимали дважды – в первый день добрались туда уже под вечер, поэтому на следующий пришлось вернуться. Небо в это время затянуло и пошёл дождь.
Уже позже, отсматривая дома материал, мы поняли, что если бы дождь не пошёл, его нужно было бы придумать и дорисовать… Во время нашей работы на кладбище – и в первый, и во второй день – рядом с погостом останавливались машины, выходили пожилые французские пары и задавали стандартные вопросы: «Вы русские?», «Где служили?», «Где воевали?», «У вас здесь родственники?». Особенно их впечатлял ответ, что мы из Самары -города, откуда прибыли похороненные здесь солдаты. Французские ветераны, наговорив кучу комплиментов русским, России и Путину, уезжали, оставляя у нас гордость за дело, которым мы занимаемся.
Французы задавали стандартные вопросы: «Вы русские?», «Где служили?», «Где воевали?», «У вас здесь родственники?»
тендер на видеосъёмку
Памятник солдатам 2-го особого пехотного полка на кладбище в Мурмелон-ле-Гран
Из Мурмелона мы поехали на Север Франции в городок Вик-Сюр-Эн. Где-то там похоронен один из главных героев нашего фильма - священник 2-го особого полка Андрей Богословский. То, что он на военном кладбище, мы знали. Знали так же, где на этом кладбище найти могилу - со слов французского исследователя Сергея Дыбова. Надо сказать, что могила героического священника, благословлявшего солдат Русского Легиона в атаку во время одного из последних боёв Первой мировой, была найдена совсем недавно, благодаря совместной кропотливой работе Сергея Владимировича Дыбова – с французской стороны - и кандидата исторических наук, доцента МГПУ Максима Константиновича Чинякова – с нашей. А известие о том, что могила, наконец, найдена и на кладбище состоится торжественная церемония установки мемориальной таблички, мы получили после завершения съёмок батальной сцены, в которой наш герой-священник погибает… Вот такое удивительное совпадение.
Поколесив по Вик-Сюр-Эн, кладбища не нашли. Товарищ хотел зарулить к коллегам – жандармам, я же предлагал допросить аборигенов на центральной площади.
tender-na-videosyomku
Военное кладбище Вик-Сюр-Эн
Семейная пара пожилых французов была одета шикарно, от граждан пахло великолепным парфюмом, на руке месье красовался «Ролекс». По-аглийски виксюрэновцы говорили плохо, но вскоре до них дошло, что цель моих расспросов – военное кладбище. «Вы русский или американец?» - спросил месье. «А, русский, значит вам нужно зайти за угол и там проехать…(дальше я не понял)». В общем за угол не заходил, а зашёл в ближайшее кафе. В нём мирно беседовала группа женщин вкупе с одним мужчиной.

- Вы говорите по-английски?
- Конечно! – радостно отозвался мужчина.
- Как найти военное кладбище?
- Вы русский или американец?
- Русский.

Месье аж просветлел лицом, схватил меня за руку и вывел на улицу. В общем, по его словам, нам нужно было действительно завернуть за угол, правда на другой улице. Ехать было недалеко, примерно с километр.
tender-na-videosyomku
Военное кладбище Вик-Сюр-Эн просто огромное. Имена и фамилии на крестах в основном французские. Правда встречаются кресты, на которые навешаны полумесяцы с арабской вязью. Смотрится всё это довольно необычно. Я примерно знал где искать могилу, но первым её обнаружил товарищ (вот что значит - профессиональные навыки). Могилу снял и знаете, мне захотелось прочитать молитву. Не про себя, а громко, вслух.
tender-na-videosyomku
Это, скажу я вам, удивительное и странное чувство: читать молитву на католическом кладбище над могилой полкового священника за тысячи километров от России...
Читать ещё:
Обсуждение
Made on
Tilda