История кино

"Великий немой" заговорил

История появление звукового кино
Выдающиеся произведения киноискусства 30-х годов прошлого века стали событиями не только художественной, но и общественной жизни. Кино, отвечая на духовные запросы общества, воплощало человеческие характеры, олицетворяющие духовные идеалы зрителей.
Успехи, достигнутые киноискусством в 30-х годах, не исчерпываются собственно кинематографическими причинами и технической революцией, благодаря которой «великий немой» заговорил. Освоение опыта и традиций литературы и старших искусств, полемика с художественными идеями, вдохновлявшими киноноваторов 20-х годов, хотя то, и другое, и третье действительно имело место, — все то предопределило успех кино.

Путь кино и история

В 30-е годы, как никогда, ясно проявилась прямая зависимость путей кино от общего хода развития общества, от огромных изменений, происшедших в нем в результате наступления нового времени, от важнейших событий мировой истории.

Эти годы составляют четко отграниченный исторический период, открывшийся грандиозным кризисом, потрясшим всю мировую систему, и завершившийся началом второй мировой войны. Причинная связь между важнейшими событиями мировой истории в эти годы вырисовывается с предельной ясностью.

Всемирный кризис экономики привел к обострению противоречий в обществе. Экономический кризис начал перерастать в политический, угрожающий самому существованию стабильного существования в Европе. В это время Гитлер приходит к власти в Германии, а в СССР — Сталин. Начались «малые» войны, служившие подготовкой к большой войне...

Звуковое кино

А кино в то время стало идти со звуком. Названия «немой» и «звуковой» не исчерпывают разницы между ними. В этот период, как никогда, остро развертывалась в фильмах большая дискуссия, где сталкивались производство и быт, живой человек и социальный тип, актерский диалог и живописная форма.

Не случайно термин «контрапункт» оказался едва ли не самым ходким в кино. С его помощью теоретики и практики искали связи между изображением и звуком. История дополнила смысл этого термина. Контрапунктическим был сам творческий процесс, где открытие действительности и поиск героя столкнулись с необходимостью освоить новое выразительное средство — звук.

Кино никогда не было немым

Кино никогда не было принципиально немым. Слово в виде надписи-пояснения или надписи-реплики появилось вместе с фильмом. Музыка сопровождала немые кадры. В русском дореволюционном кино получил распространение жанр «кинодекламации» — актер за экраном озвучивал изображение. Повсеместно пытались соединить изображение на экране с речью и музыкой, записанными на граммофонной пластинке.
Техническое несовершенство механической записи звука стало особенно заметным в 20-е годы, когда немое кино успешно находило собственные выразительные средства, поставившие его вровень с другими искусствами. Идея звукового кино сохраняла свою притягательность. Начались поиски более совершенных средств записи и воспроизведения звука на основе достижений радиотехники.

Начало звукового кино

Осенью 1926 года в Москве и Ленинграде состоялось несколько сеансов звукового кино по немецкой системе «Три Эргон» (изобретатели Энгль, Фойхт, Маколе), с помощью которой изображение и звук записывались на одной пленке.

Вскоре подобные способы записи звука и изображения на одну пленку появились в Америке намного раньше. Началась демонстрация первых коммерческих звуковых фильмов, как правило, музыкальных. Однако к серьезной эксплуатации звукового кино в США приступили только в самом конце 20-х годов.

В Советском Союзе оригинальные системы звукового кино создали П. Тагер, работавший в Москве, и А. Шорин, работавший в Ленинграде. Первые экспериментальные звуковые фильмы, записанные по системам Тагера и Шорина, были продемонстрированы в 1928 году. Систематический выпуск звуковых фильмов на экраны страны начался в 1930 году.

Новое - всегда в штыки

«Говорящая фильма пригодна для культурфильмы, хроники, для передачи речи ораторов, певцов, артистов. Для всего остального цветная фильма и говорящая фильма — это вырождение»
Как ни сложна была технически проблема звукового кино, еще более сложной оказалась ее эстетическая сторона. Величайшее изобретение было встречено в штыки. Крупнейшие мастера немого кино восприняли наступление звука как катастрофу.

Американский режиссер Дейвид Уорк Гриффит писал: «…сама природа кино исключает не только необходимость, но и уместность говорящего голоса». О том же говорил и Чарли Чаплин в статье «Самоубийство кино»: «Смысл и цель кино: замена речи и звука движением и мимикой».

Единым фронтом выступили французские кинорежиссеры. Жермена Дюлак писала: «Искусство кино есть искусство зрительное, соединенное с движением. Прибавить к нему речь, значит — разрушить его лучшие стороны». Абель Ганс утверждал: «Говорящая фильма пригодна для культурфильмы, хроники, для передачи речи ораторов, певцов, артистов. Для всего остального цветная фильма и говорящая фильма — это вырождение». И хотя Рене Клер не был столь категоричен, все же он констатировал: «Тем, кто любит искусство зрительных образов, уже поздно оплакивать вторжение в кино варварского изобретения. Нужно просто смириться». Из соседней области — литературы — доносится голос молодого Жан-Поля Сартра: «Я думаю, что кино придет к осознанию необходимости бороться за право на молчание».

Сила немого киноискусства

Многочисленные выступления противников звукового кино свидетельствуют не столько о слабости теоретического предвидения, сколько о силе немого киноискусства. Достигшее расцвета кино выработало свою образную систему, свой язык, свои выразительные средства — гибкие, сложные и богатые. Опасность лишиться завоеванной самостоятельности, вновь стать суррогатом театра, как в начале пути, была для кино реальна. Вот почему многие выдающиеся мастера кино были противниками звукового фильма.

Первые звуковые фильмы, вроде американского «Певец джаза», казалось, подтверждали худшие опасения. Родившееся в ярмарочном балагане, кино возвращалось в мюзик-холл. Тревога не покидала истинных приверженцев «великого немого».

Кадр из фильма "Певец из джаза"

Новая эпоха кино

Авторы недвусмысленно писали о том, что кино вступило в полосу кризиса. Немного по-другому дела обстояли в Советском Союзе. Широта и сложность задач советского искусства открыли перед творцами, раньше чем перед зарубежными художниками, известную ограниченность немого кинематографа, обнаружившую себя к концу второго десятилетия.

Эти слова были выстраданы авторами. В их фильмах нередко встречались изощренные монтажные фразы, которые доносили с экрана скорее тоску режиссера по звуку, чем смысл изображенного явления. Звуковое кино открывало перед ними неизведанные возможности для проникновения в новые области жизни и искусства.

Но, пытаясь наметить конкретные пути, режиссеры первых звуковых фильмов преувеличили значение звуко-зрительного контрапункта, они считали, что «первые опытные работы со звуком должны быть направлены в сторону его резкого несовпадения: со зрительными образами».
Боязнь театрализации кино помешала им разглядеть большие возможности звука и слова, записанных синхронно с изображением.

Практика впоследствии показала, что на первых порах эти опасения не лишены были оснований.
Made on
Tilda