Интервью

Айгуль Черендинова о документальном кино в Казахстане

В гостях у студии «Краеведофф» Айгуль Черендинова, продюсер продакшен студии ТО Студия «Мерген» из Казахстана. В рамках фестиваля «Серебряный Акбузат-2019», на котором Айгуль представляла фильм «Огонь мерцающий в сосуде», мы поговорили о современном казахском документальном кино и о перспективах его развития.

— Когда была организована ваша компания?
Наша компания появилась в 2005 году. Изначально она была создана под документальное кино. Но самым первым большим проектом стал телевизионный тревел-проект, который называется «Большая казахстанская экспедиция». Идея была в том, чтобы рассказывать зрителям про красоты и ценности родного края. Не то что иностранцы, мы и сами-то толком о них не знаем.

Была собранна группа, состоящая из творческих людей: художника, режиссёра, журналиста, фотографа, оператора. И мы поехали по регионам.

Идея на 2005 год была масштабная - мы планировали снять 100 серий, но реализовать ее до конца не смогли, потому что проект требовал довольно больших финансовых затрат. Всего мы сделали 31 серию.
— Уже неплохо.
— Это уже неплохо. Сериал пользовался очень большим спросом на местных телеканалах. Много раз его прокатили в эфире. Так что я считаю, что он полностью был отработан. Все, что можно было рассказать в его рамках, мы рассказали. Это было чисто казахское акынство – когда еду и вижу что-то, то пою об этом.
— Кто был ведущим?
— Ведущего не было. Автор все за кадром рассказывал. По большей части говорили люди: этнографы на местах, историки и так далее. По результатам экспедиции помимо сериала были еще и фотоальбомы. Я думаю, данный проект вдохновил всех тех, кто был в группе на свои проекты и продолжил жить в других сферах по-другому. Это было начало, и стартовали, я считаю, мы удачно.
— Кто финансировал проект?
— Деньги нам дала одна крупная казахстанская компания. Для них это был имиджевый проект, в котором компания была заинтересована. Это не было некой рекламой компании, просто они дали деньги, чтобы такой проект реализовался.
— Как часто в Казахстане «выстреливают» такие проекты?
— Выстреливают. Буквально вчера мне прислали вирусный ролик о Казахстане. Ролик не больше минуты с бюджетом в 25 000 000 тенге (более 4-х миллионов рублей). Потом, правда, в СМИ вышло опровержение и бюджет озвучили вполовину меньше, но все равно я думаю, это это шикарные деньги. И я вам скажу, что это далеко не первый такой ролик. Снимают очень много. Данное видео финансировала компания «Казахстан туризм». Знаешь, раз в год такое эпическое видео о Казахстане непременно появляется. Причем заказчики – крупные корпорации, которые, так или иначе, вкладывают деньги в кино, в имиджевые для страны проекты. Потому что у нас как? Президент сказал в Послании - народ сделал.
Заказчики – крупные корпорации, которые, так или иначе, вкладывают деньги в кино. Потому что у нас как? Президент сказал - народ сделал.
— Насколько развито в Казахстане документальное кино?
— Ну, за всё документальное кино я отвечать не могу, но по фактам если судить, то крупный оператор по реализации гос.программы – это студия «Казахфильм». Она существовала во времена СССР и сейчас существует. Может быть уже не в том качестве, но тем не менее. Я про них могу сказать, что они являются заказчиками и производителями документального кино и это порядка 10-20 фильмов в год.
— А сколько ваша студия осваивает?
— Максимум – 3-4 фильма. Помимо нас в Алма-Ате есть более десятка студий, которые делают качественное кино и по самым разным направлениям.
— Это документальное кино?
— Да. Только документальное кино. Про игровое кино я говорить не буду, это не моя стезя. Там ситуация другая - и в разы лучше чем с документалкой. Документальное кино у нас обычно держится на авторах и режиссёрах. Вот есть Бахыт Каирбеков. Все его знают как автора-знатока этнографического материала, исследователя казахской, тюркской ментальности и казахской культуры. И когда возникла потребность сделать фильм о казахской юрте, все знали, что этот фильм можно заказать ему, так как никто не сделает так, как он. У «Казахфильма» это работает таким образом: ежегодно формируется тематический план, основанный на государственной программе, которую озвучивает глава государства в Послании. В этом году была реализована программа «Семь граней Великой степи». И там обозначено, что на этот год для нашей культуры приоритетно. Например, была озвучена тема «Казахстан – родина тюльпанов», что у нас шикарная археологическая тема и тд. И вот на эти темы «Казахфильм» формирует тематический план и получает из бюджета деньги. Пишутся заявки, литературные сценарии, подаются письма в Министерство культуры. И уже Министерство и «Казахфильм» решают, кто из авторов или какая студия будут это делать.

Конечно, решающим фактором является имя, реноме автора, репутация студии. Так что порядка 10-20 картин в год реально на государственные деньги снимается. Помимо этого для телеканалов снимается кино - и игровое, и документальное. И это тоже реализация государственной информационной политики.
— На твой взгляд, у документального кино есть коммерческие возможности?
—  Здесь мое мнение очень жесткое. Прежде чем говорить о том, чтобы документальное кино приносило какие-то деньги, нужно подготовить аудиторию. А аудиторию не подготовишь, пока у тебя не будет эфира. Во-первых, у государственных телекомпаний должна быть ниша для документальных фильмов. Извините, в той же Москве есть специальные кинотеатры, в которых показывают исключительно документальное кино. Во Франции за 5 евро есть кинотеатр где они намеренно крутят свое документальное кино. Пока у нас такой ниши не будет — бесполезно говорить о какой-либо прибыльности. Все думают, что сейчас мы снимем эпический фильм с историческими раскладами, и он на весь мир прогремит. Ну, продашь ты его паре каналов, но он всё равно не окупит даже стоимости производства. Я как продюсер, который работает на производстве, могу это 100% сказать. Вот мы видели фильм «Свет с Востока», (режиссёр Шухрат Махмудов, Узбекфильм) — практически полностью историческая реконструкция. И, конечно, не бюджет игрового кино, но всё равно — наверняка прилично стоит. Затраты на такой фильм закрыть деньгами с канала за прокат невозможно.
Деньги на документальное кино есть, просто их нужно правильно распределять.
— Каковы, на твой взгляд, перспективы документального кино?
— С точки зрения творческого потенциала я уверена, что они огромны. Очень много молодых талантливых ребят снимает. Но все зависит от того, как этим процессом будут руководить. Последние 4 года руководители отдела документального кино «Казахфильма» очень хорошо поработали. Да, надо признать, что за эти последние несколько лет все эти картины, которые были сняты, прожили довольно успешную фестивальную жизнь. И это бонусы правильного руководства. Деньги на кино в стране есть, просто их нужно правильно распределять.
Читайте также:
Made on
Tilda